Исторические факты

История польских евреев

История польских евреев такая же длинная, как и история самой Польши: мы обязаны самым ранним документом, свидетельствующим о существовании государства Герцога Mieszko I, Ибрахиму ибн Якобу, еврейскому торговцу из Испании. Многочисленные группы еврейских беженцев приедут в Польшу в эпоху Крестовых походов, спасаясь от репрессий, усиливающихся в то время на западе. Они поселятся, в основном, на территории Wielkopolska (Великой Польши) и Silesia. Определенно точно в 1150 году можно наблюдать их прибытие в Wroclaw. Затем они доберутся до Kalisz и Gniezno, немногим позднее появятся в Malopolska (Маленькой Польше). В 12 веке их впервые можно увидеть в Кракове (Krakow). Тем не менее, первые еврейские поселения (примерно та же ситуация и с поляками) относятся к 13 веку, после монголо-татарских вторжений 1241 г. и 1259-1260 гг. Вскоре после этого, однако, прибыл новый поток еврейских иммигрантов из западных стран а также из близлежащей Праги. Эта последняя группа поселилась большей частью в Кракове.

В последствии в скором времени евреям был предоставлен в Польше статус servi camerae, т.е. «слуг герцогской казны», что означало, что еврейские общины платили дань в герцогскую казну, в обмен на которую они могли рассчитывать на защиту правителя. Преступление, совершенное против еврея, наказывалось наравне с преступлением, совершенным против казны. Примеры того, насколько эффективным был этот закон, многочисленны: где-то в 1367 году горожанин Кракова был заключен в тюрьму за нападение на еврея.

Еврейская община в Польше занималась в то время торговлей и/или ростовщичеством. Некоторые из евреев (особенно в Силезии) были землевладельцами. Важную роль в 12-ом и 13-ом веках играли еврейские чеканщики (монетные мастера): на изделиях, которые они производили из самого лучшего серебра, которое только можно было найти в Польше, выгравированы на иврите имена польских принцев и герцогов того времени.

В 1264 году Герцог Болеслав Набожный предоставил евреям, жившим на его земле, так называемый Статут Kalisz, похожий на хартию, выпущенную Фредериком Барбароссой, в котором регулировались права и обязанности польских евреев до распада Первого Содружества. В статуте определялись правила судебных, деловых операций и взаимоотношения с христианской общиной. Согласно одному из положений документа, христиане должны были оказывать помощь любому еврею, в случае нападения на него, под страхом наказания; в другой статье запрещалось заставлять детей принимать крещение. Еще одно положение – которое, как выяснилось позже, не соблюдалось, - предусматривало, что для того, чтобы возбудить судебное дело о ритуальном убийстве, необходимо было представить шесть свидетелей – очевидцев преступления, включая трех христиан и трех евреев.

Вначале еврейская и христианская общины жили в согласии. Все начало меняться, когда Папский Посол Guido в 1267 году обязал Провинциальный Синод Wroclaw издать законы об отделении друг от друга двух общин. Это стало следствием решений, принятых Лютеранским Советом в 1215 году, согласно которым евреи считались врагами христиан. Положение еврейского народа ухуджилось из-за притока немецких колонистов, которые стали проявлять враждебность по отношению к общине.

Хартия Kalisz была снова утверждена в 1334 году Королем Казимиром Великим. Jan Dlugosz, великий историограф того времени, написал любовную историю, главными героями которой стали сам Король и прекрасная еврейская женщина Эстер, которая подарила трех детей монарху, до той поры не имевшему детей. Двоих сыновей, согласно преданию, крестили, в то время как единственная дочь осталась верить в иудаизм. Эта легенда о любви, которая исторически возможна, оказала благотворное влияние на литературу и искусство той эпохи.

Новая волна еврейских иммигрантов прибыла в Польшу в то время, когда пандемия «Черной Смерти» стала распространяться на западе. Евреев обвинили в отравлении воды в колодцах и в том, что они намеревались уничтожить христиан. Их бегство в Польшу в то время в значительной степени способствовало демографическому росту в стране. И так произошло, что представители той конкретной общины сами себе завоевывали славу. Прекрасным примером может служить некий Levko, один из арендодателей королевских соляных копей и Монетного двора Кракова. Он был банкиром и советником нескольких сменяющих друг друга правителей: Казимира Великого, Луиса Великого, Королевы Ядвиги и Короля Владислава II Jagiello. Именно благодаря его финансовой помощи был основан Университет Jagiellonian. Другой еврей, которого звали Woltschko из Drohobych, принимал активное участие в руководстве процессом заселения земель, и благодаря его заслугам появилось несколько деревень в так называемой Восточной Галиции.

Тем не менее, в 15 веке враждебное отношение к евреям все усиливалось, о чем трагически свидетельствует погром Кракова 1407 года. События 1463 развивались, однако, по-другому. Папа Римский вначале объявил крестовый поход, и польские добровольцы окружили Львов, требуя, чтобы им выдали евреев из числа местных жителей, что горожане отказались сделать – в то время как в Кракове Городской Совет признал ограбление и убийство тридцати евреев. Это дело не дошло до королевского суда, но было решено, что Совет должен выплатить значительный финансовый штраф еврейской общине.

В 1453 году John из Capistrano, францисканский проповедник, известный своими анти-еврейскими речами, приехал в Польшу. Евреев обвинили, в числе прочего, что они были причиной поражения в битве 1454 года при Chojnice против рыцарей Тевтонского Ордена. В Кракове еврейская община была вынуждена (в 1469 году) распродавать свои владения около Краковской Академии, включая две синагоги, кладбище и госпиталь. В свою очередь, в 1495 году, после пожара, разгоревшегося в университетском квартале, Городской Совет попросил Короля Яна Обрахта изгнать еврейских жителей из Кракова. Они искали убежища в близлежащем городе Kazimierz, который был основан в 1335 году Казимиром Великим.

Последняя крупная волна еврейских иммигрантов прибыла в Польшу в 1670 году из Вены. Большинство евреев, проживавших тогда в Польше, были Ашкенази (благодаря которым идиш развивался на территории бывшего Содружества). Сефардов было довольно мало, хотя, например, Канцлер Ян Замойски привез еврейских беженцев из Испании и Португалии в его возлюбленный в эпоху Возрождения город Zamosc (теперь на юго-западе Польши).

В Первом Содружестве образовалась довольно хорошо развитая еврейская автономия. Она основывалась на кахалах, т.е. еврейских общинах. На региональном уровне их соответствующими представительствами являлись земские административные единицы (Польские земства). Основным представительством еврейской общины являлось так называемый Парламент Четырех Земель (на иврите Waad arba aracot) – в Королевстве, и Парламент Основных Общин (на иврите Waad ha-kehilot ha rashiyot bi-medinat) – в Литве. Первый был учрежден в качестве организации, занимающейся справедливым распределением налогов, в то время как на практике, ей была поручена организация социальной, экономической и культурной жизни целой еврейской общины. Он пользовался таким большим уважением, что зачастую использовался для разрешения споров между еврейскими общинами за пределами границ Содружества (в первую очередь, в Германии).

В 16-ом и 17-ом веках еврейские купцы играли очень важную роль в экономике страны (случалось также, что они торговали также и с представителями других орденов, особенно иезуитами). В регионах, где преобладало сельское хозяйство, они нередко являлись единственными, кто вел городскую торговлю. После Восстания Хмельницкого 1648 года, которое было направлено как против польской буржуазии, так и против евреев, значение еврейской торговли уменьшилось. Казацкий мятеж стал первой большой травмой в истории евреев, живших в Первом Содружестве. Натан Гановер, еврейский историк, писал, что 150,000 человек было тогда убито казаками. Хотя наши современные историки и имеют тенденцию сокращать количество до 20,000, остается верным, что после Восстания большое количество выживших отправилось на запад.

По мере того, как магнаты становились все более и более влиятельными в Польше (с 16 по 18 века), положение еврейского народа также стало меняться. С одной стороны, они пользовались все меньшими и меньшими личными свободами, в то время как, с другой стороны, они становились посредниками между помещиком и крестьянином. Эта странная позиция стала одним из источников антисемитизма среди социальных крестьянских слоев, члены которых видели в евреях, в первую очередь, сборщиков различных налогов. И именно тогда также, благодаря тому, что евреи пользовались определенной привилегией (нетитулованное мелкопоместное дворянство фактически делало на этом деньги в значительной степени), появился миф о еврее, толкающем крестьян на пьянство.

Еврейская община, как они чувствовали, представляла для них опасность также в отношении их довольно значительной институциональной автономии, эти настроения все больше и больше распространялись среди крестьян. Одновременно с этим под влиянием ощущения опасности еще с времен казацких восстаний, и в то же время, поскольку евреи были разочарованы институциональной структурой своих общин, среди них стали появляться религиозные движения возрождения. Самым крупным из них стал Хассидизм, созданный Израэлем бен Элиезером, которого звали Ба’ал Шем Тов или Бешт. Это движение стремилось к спасению через приобщение к Богу, чего можно было достичь исступленными молитвами и счастливым созерцанием мира. Хассидизм развивался в частных школах, сосредоточенных вокруг цаддиков.

Только в период распада Первого Содружества, когда процветало Просвещение, началась дискуссия о том, как именно улучшить, посредством законодательства, положение определенной социальной группы, такой многочисленной, как она была, и как добиться равенства для евреев наряду со всеми остальными. Hugo Kollataj играл ведущую роль в дебатах.

Тем не менее, время Раздела приближалось. Польским евреям все же удалось принять участие в Восстании Kosciuszko 1794 года. Среди них отличился полковник Berek Joselewicz; его сын Jozef Berkowicz впоследствии принял участие в кампаниях Наполеона и ноябрьском Восстании 1830 года.

После Раздела положение польских евреев стало дифференцированным и зависело от того, проживали ли они на территории российского, австрийского или прусского правительства. На австрийской территории реформы, направленные на предоставление равных прав еврейскому народу, были впервые введены в 1848 году – хотя некоторые ограничения сохранились и до 1867 года; также в Пруссии такие реформы были впервые приняты в 1848 году. На территории, подвластной после Раздела России, процесс, однако, потек по другому руслу. Польское движение освобождения, действующее там, пыталось привлечь на свою сторону как крестьян, так и евреев. В обстановке, предшествующей январскому восстанию 1863-1864 гг., русские, которые помнили о польско-еврейской солидарности во время мятежей 1861 г., ввели в следующем году правило равенства в правах в Королевстве на территории Польши.

В тот момент еврейская община разделилась: одни были сторонниками постепенной ассимиляции (финансист Леон Кроненберг или покровитель искусств Матиас Берсон), в то время как другие придерживались взглядов, что евреи должны продолжать жить в своей культурной среде, описываемой как местечко, часто оказываясь под влиянием усиливающегося Хассидизма.

На территории «Страны на Вистуле» (так было названо Королевство Польши после подавления январского восстания), стали появляться евреи, бежавшие из русской территории еще до того, как там усилился антисемитизм, чтобы пользоваться привилегиями, хартиями и экономическими возможностями, которые им там предоставлялись. Их называли «Литваками», поскольку в своем большинстве они были родом из Великого Литовского Герцогства того времени. Они отличались от польских евреев языком, на котором говорили (они использовали другой вариант идиша), одеждой, которую носили, традициями и обычаями, которым следовали. Также они являлись соперничающей силой. Все это привело к новым конфликтам – не только между теми Литваками и евреями, которые жили веками в Королевстве Польши, но также и между евреями и нееврейским населением. Некоторые члены национально-демократического политического крыла относились к иммиграции с востока как к умышленной политике русской власти, направленной  и ставящей перед собой цель русифицировать Польшу.

Во второй половине 19 века, по мере того, как появлялся Сионизм, возник новый толчок к внутри-еврейскому конфликту. Первая алия (т.е. эмиграция в Палестину) началась после убийства Царя Александра в 1881 году. В 1897 году был созван Конгресс Basle, который учредил правила сионистского движения. На его развитие оказывал влияние усиливающийся антисемитизм, свидетельством которому могут служить фальсифицированные Протоколы Мудрецов Сиона, опубликованные в то время в России и способствующие разжиганию антисемитизма и по сей день.

В Возрожденной Польше, т.е. с 1918 года, евреи составляли где-то 10% населения. Большинство из них жило на территориях, ранее принадлежавших России и Австрии. Основными еврейскими центрами в то время были Варшава, Лодз, Львов и Вильнюс, а также несколько маленьких городов на востоке 2-ой Республики. Большинство евреев, проживавших в то время в Польше, жило в бедности, их главными занятиями являлись торговля и мелкомасштабная производственная деятельность. В период между 1918 и 1939 гг. развивалась политическая и культурная жизнь польских евреев. Особо важную роль сыграло движение ортодоксов, сосредоточенное вокруг партии Агудас Израиль под предводительством Меира Альтера, цаддика из Gora-Kalwaria. Ее представители ратовали за сохранение традиционной структуры еврейской общины, считая Польшу своей родиной. Со временем партия стала менее влиятельной за счет Бунда, социалистической партии, которая была связана с Польской Социалистической Партией (PPS). Сионистское движение было сильно разрозненным, левое крыло представлял Поалей Сион, а правое крыло – Мизрахи.

Еврейская система образования и школы также развивались; в 1920-ое годы существовали еврейские частные школы, в которых по субботам и в канун других еврейских праздников не проводилось занятий. Эта система была упразднена в 1930-ые годы, тем не менее, школьникам разрешалось не писать и не рисовать в школе по особой просьбе их родителей. Существовали две крупные системы еврейских частных школ: учащимся школ системы Тарбут преподавали на иврите, и школы были связаны с Сионистскими партиями, в то время как в школах ‘Centrale Jidysze Szul Organizacje’ (Центральная Организация Еврейских Школ) преподавали на идише, и эти школы оставались подверженными влиянию социалистов. По Конституции 2-ой Республики Польши всем гражданам предоставлялось равенство, независимо от языка, на котором они говорили, и от вероисповедания. Тем не менее, во второй половине тридцатых годов члены парламента радикальных правых сил предложили несколько проектов антиеврейских законов.

Время Холокоста приближалось (Шоа).
Трудно сказать, сколько людей действительно пережило Шоа. Они спаслись благодаря помощи со стороны нееврейского населения, используя так называемые «Арийские документы», скрываясь в лесах или используя специально подготовленные тайники и/или участвуя в партизанских движениях. Некоторые возвращались с востока, некоторые – с запада. По ориентировочным подсчетам, примерно 350,000 – 500,000 евреев пережило Вторую Мировую Войну (из 3,5 миллионов довоенного населения Польши).

И даже если они вернулись, возвращение для некоторых из них было крайне опасным. Случалось много краж, убийств (поляки забирали себе имущество, оставшееся от евреев), не говоря уже о политических преступлениях (евреев обвиняли в оказании содействия Советской власти). По оценкам, около 1,300 евреев было убито в Польше после войны. 4 июля 1946 года в Kielce был устроен погром, результатом которого явились сорок две жертвы.

Все это сопровождалось тенденциями к эмиграции. Пока война еще продолжалась, Бриха, нелегальная организация, гнавшая евреев в Палестину, была основана в СССР. Ее представители также активно действовали и в Польше. В самом деле, коммунистические власти поддерживали эмиграционные тенденции, поскольку они также выступали за изгнание Сионистов и, в целом, представителей нерабочего класса из Польши.

Несмотря на это, очень скоро после войны, еврейская жизнь стала более организованной: был учрежден Центральный Комитет Евреев в Польше; религиозные конгрегации возрождались наряду со школьной системой и журналистикой.

Количество еврейского населения в Польше в 1951 году составляло 60,000-80,000. По мере того, как Сталинская система набирала силу, еврейские организации также постоянно подвергались централизации и проверкам.

В конце 1960-ых годов Польская Объединенная Рабочая Партия (PZPR), анти-интеллигенция и националистические тенденции набирали силу. Евреи стали их жертвами, и в1968-1971 годах были, таким образом, вынуждены эмигрировать. В то время 15,000-30,000 человек еврейского происхождения покинули Польшу, тогда как оставшаяся еврейская община в Польше насчитывала 5,000 - 10,000 евреев.

Тем не менее, в 1980-ые годы в среде тогда еще тайной Оппозиции стали появляться некоторые группы (включая Еврейский Авиационный Университет), которые формировали основу для возрождения еврейской жизни в Польше с 1989 года – процесс, который можно наблюдать и до сих пор. Так, группа переводчиков, включавшая Сашу Пекарика и Еву Гордон, смогла закончить перевод первых двух Книг. Также были опубликованы послевоенные комментарии по Торе, написанные нашими современными авторами, живущими в Польше. Местом встречи для польских евреев (а также и для не евреев) является Фестиваль Еврейской Культуры, проводимый в Кракове